Аккорды для гитары дом родной знакомый с детства

Дом Родной - Алексей Гоман : текст песени, аккорды для гитары, табулатуры | nubeginnings.info

Родом репер Зиппо из Украины, родной город Николаев, но все, Словно снова окунулись в детство. По местам знакомым, да тут наша местность. доме живет любовь, снова называл истерекой, Я знаю, что все заживет. Очень нужны аккорды этой песни, но,кроме припева, я ничего не в котором я проставил аккорды: Дом родной знакомый с детства. Разные песни - Опять тревога, аккорды. оставив там Am E (E7) Уж больше года Уже два года в Афганистане, и вот весной Придет замена, я мать увижу и дом родной. Текст и аккорды к песне Два года в сапогах - песня с аккордами для гитары. Зазвучали знакомые с детства аккорды?.

Я волнуем и вечно томим колыханьем дыханьем земным. Что ни день, то весна, что ни ночь, то без сна. Мне бы броситься в ваши леса. Убежать от судьбы колеса. Где внутри ваших крон все малиновый звон. Говорят как под ветром трава не поникнет моя голова. Я и верить бы рад в то, о чем говорят, Но слова, все солва, лишь слова. Дерева вы мои дерева. Не рубили бы вас на дрова. Не чернели бы пни как прошедшие дни.

За хмельным за дубовым столом помянут вас недобрым вином. А как станут качать, да начнут величать Топором, топором, топором. Em G C H7 Ты крупица, я крупица, нас с тобою двое. C G D Em Бережок намоет. Зыбь песочком поиграет, пока не наскучит. Господин хороший случай врозь не разбросает. И погонит прочь из дому, к берегу чужому. Тебя влево, меня вправо — вот и вся забава.

Разнесет по белу свету, отыщи попробуй, Ни ответа, ни привета, не дождаться. Как принять такую участь, что все это значит? Вместе маются друг с другом, а в разлуке плачут? Ты крупица, я крупица, нас с тобою двое. Из таких крупиц водица бережок намоет. Мы живем в ожидании вишен, В ожидании лета живем. А зато одной лишь надеждою дышим, Пускай нас осудят.

Пускай нас осудят. Если падают звезды на скошенный луг, Если ночью им в небе не спится, Мы теряем друзей своих полутру друг?? Не умея за них заступиться. Если падают рядом и голову гнуть От нужды или денежной жажды Оставляйте их сзади, пускай подберут Их другие упавшие дважды.

Мы плывем и плывем по течению лет, Мы плывем и платочками машем. А про то сколько зим, до весны сколько бед К вам другие придут и расскажут. Не уноси прекрасных ног Я не охотник, не стрелок.

Мой зверь лесной, мой добрый зверь, Постой поверь! Я все волнуюсь, все бегу, И выстрел жду я каждый день, Ведь я — олень. И выстрел жду я каждый день, Ведь я — олень. Пусть мир и звезды — все вокруг, Но мы невзапны, как испуг, И обретаем красоту, Лишь на лету И обретаем красоту, Лишь на лету Contributed by David Kachuck dkachuck nando. Согласитесь, ведь никак не обойтись без этой капли, Что на помощь нам спешит в пору засухи души. Dm Am Был этот самый парень звезда - ни дать ни взять, A7 Dm Настолько популярен, что страшно рассказать.

Dm Am Да шуточное ль дело? E Am Известный всем Марчелло в сравненьи с ним - щенок! А то, бывало, встретят у квартиры, Набросятся и рвут на сувениры Последние штаны и пиджаки.

Вот так и жил, как в клетке. Ну а в кино потел. Различные разведки дурачил, как. То ходит в чьей-то шкуре, то в пепельнице спит, А то на абажуре кого-то соблазнит. Чтоб граждане его не узнавали, Он к нам решил приехать в одеяле, Мол, все равно на клочья разорвут. И вот в Москве нисходит он по трапу, Дает доллар носильщику на лапу И прикрывает личность на ходу.

Вдруг кто-то шасть на "газике" к агенту И киноленту вместо документа, Что, мол, свои, мол, хау ду ю ду. Огромная колонна стоит сама в себе - Встречают чемпиона по стендовой стрельбе. Довольный, что его не узнавали, Он одеяло снял в "Национале".

E Am Но, несмотря на личность и акцент, Его там обозвали оборванцем, Который притворился иностранцем И заявил, что, дескать, он агент. Швейцар его за ворот Решил открыться он, "07 я". Так надо взять талон". Во рту скопилась пена и горькая слюна, И в позе супермена он уселся у окна. У нас в девятом принц из Сомали". Альпийские стрелки Am Мерцал закат, как блеск клинка. Dm Свою добычу смерть считала. Вперед и вверх, а там - G7 Ведь это наши горы, С Они помогут.

E7 Они Am Помогут нам! А до войны вот этот склон Немецкий парень брал с тобою. Он падал вниз, но был спасен, А вот сейчас, быть может, он Свой автомат готовит к бою. Ты снова здесь, ты собран. Ты ждешь заветного сигнала. А парень тот - он тоже здесь, Среди стрелков из "эдельвейс". Их надо сбросить с перевала.

Решил я - и, значит, кому-то быть битым, Но надо ж узнать, кто такие семиты,- А вдруг это очень приличные люди, А вдруг из-за них мне чего-нибудь будет! Но друг и учитель - алкаш в бакалее - Сказал, что семиты - простые евреи. Да это ж такое везение, братцы,- Теперь я спокоен - чего мне бояться! Я долго крепился, ведь благоговейно Всегда относился к Альберту Эйнштейну.

Народ мне простит, но спрошу я невольно: Куда отнести мне Абрама Линкольна? Средь них - пострадавший от Сталина Каплер, Средь них - уважаемый мной Чарли Чаплин, Мой друг Рабинович и жертвы фашизма, И даже основоположник марксизма. Но тот же алкаш мне сказал после дельца, Что пьют они кровь христианских младенцев; И как-то в пивной мне ребята сказали, Что очень давно они бога распяли!

Им кровушки надо - они по запарке Замучили, гады, слона в зоопарке! Украли, я знаю, они у народа Весь хлеб урожая минувшего года! По Курской, Казанской железной дороге Построили дачи - живут там как боги На все я готов - на разбой и насилье,- И бью я жидов - и спасаю Россию! Ах, время как махорочка Am Ах, время как мохорочка - Все тянешь, тянешь, Жорочка!

A А помнишь - кепка, челочка Dm Да кабаки до трех?. А вся братва одесская Два тридцать - время детское. Куда, ребята, деться, а? К цыганам в "поплавок"!

Пойдемте с нами, Верочка!. Пригладь виски, Валерочка, Да чуть примни сапог!. Война, да и ежовщина,- А значит - поножовщина, И годы - без обнов На всех клифты казенные - И флотские, и зонные,- И братья заблатненные Имеются у.

Потом отцы появятся, Да очень не понравятся,- Кой с кем, конечно, справятся, И то - от сих до сех Дворы полны - ну надо же! Смолюшенки богатые, Там шпанцири подснятые, Там и червонцы мятые, Там Клещ меня пырнул А у Толяна Рваного Братан пришел с "Желанного" - И жить задумал наново, А был хитер и смел,- Да хоть и в этом возрасте, А были позанозистей,- Помыкался он в гордости - И снова загремел А все же брали "соточку" И бацали чечеточку,- А ночью взял обмоточку - И чтой-то завернул У матери - бессонница,- Все сутки книзу клонится.

Вдруг чего обломится,- Небось - не Барнаул И вдоволь будет странствий и скитаний, Страна Любви - великая страна! И с рыцарей своих для испытаний Все строже станет спрашивать. Потребует разлук и расстояний, Лишит покоя, отдыха и сна Но вспять безумцев не поворотить, Они уже согласны заплатить. Любой ценой - и жизнью бы рискнули, Чтобы не дать порвать, чтоб сохранить Волшебную невидимую нить, Которую меж ними протянули Свежий ветер избранных пьянил, С ног сбивал, из мертвых воскрешал, Потому что, если не любил, Значит, и не жил, и не дышал!

Но многих захлебнувшихся любовью, Не докричишься, сколько не зови Им счет ведут молва и пустословье, Но этот счет замешан на крови. А мы поставим свечи в изголовье Погибшим от невиданной любви Их голосам дано сливаться в такт, И душам их дано бродить в цветах. И вечностью дышать в одно дыханье, И встретиться со вздохом на устах На хрупких переправах и мостах, На узких перекрестках мирозданья Dm Am Я дышу - и значит, я люблю!

F E Am Я люблю - и, значит, я живу!

Ольга Колмакова - Мой дом родной

Am Двери наших мозгов Dm Посрывало с петель. Я пью пену, волна Не доходит до рта, И от палуб до дна Обнажились борта, А бока мои грязны - Таи, не таи, Так любуйтесь на язвы И раны мои! Вот дыра y ребра, это след от ядра, Вот рубцы от тарана, и даже Видны шрамы от крючьев - какой-то пират Мне хребет перебил в абордаже.

Киль, как старый, неровный Гитаровый гриф - Это брюхо вспорол мне Коралловый риф. Задыхаюсь, гнию, так бывает: Ветры кровь мою пьют И сквозь щели снуют Прямо с бока на ют, Меня ветры добьют.

Я под ними стою От утра до утра, Гвозди в душу мою Забивают ветра!

Ноты песни дом родной знакомый с детства

И гулякой хмельным все швыряют вверх дном Эти ветры, незваные гости. Захлебнуться бы им в моих трюмах вином Или с мели сорвать меня в злости! Я уверовал в это, Как загнанный зверь, Но не злобные ветры Нужны мне теперь, Мои мачты, как дряблые руки, Паруса, словно щеки старухи. Будет чудо восьмое, И добрый прибой Мое тело омоет Живою водой, Море, божья роса, С меня снимет табу, Вздует мне паруса, Будто жилы на лбу!

Догоню я своих, догоню и прощу Позабывшую помнить армаду. И команду свою я обратно пущу, Я ведь зла не держу на команду! Только, кажется, нет Больше места в строю! Я ваш брат, Я ушел от беды, Полевее фрегат, Всем нам хватит воды!

До чего ж вы дошли, Значит, что мне - уйти? Если был на мели - Дальше нету пути?! Разомкните ряды, Все же мы - корабли! Всем нам хватит воды, Всем нам хватит земли, Этой обетованной, желанной, И колумбовой, и магелланной! Здесь с полслова понимают, Не боятся острых слов, Здесь с почетом принимают Оторви-сорвиголов. И скрываются до срока Даже рыцари в лесах: Кто без страха и упрека - Тот всегда не при деньгах.

Знают все оленьи тропы, Словно линии руки, В прошлом - слуги и холопы, Ныне - вольные стрелки. Здесь того, кто все теряет, Защитят и сберегут: По лесной стране гуляет Славный парень Робин Гуд! И живут да поживают, Всем запретам вопреки, И ничуть не унывают Эти вольные стрелки.

Алексей Гоман «Дом родной», аккорды и текст песни

Спят, укрывшись звездным небом, Мох под ребра подложив. Им, какой бы холод ни был, Жив - и славно, если жив. Но вздыхают от разлуки - Где-то дом и клок земли - Да поглаживают луки, Чтоб в бою не подвели.

И стрелков не сыщешь лучших. Звонко лопалась сталь под напором меча, Тетива от натуги дымилась, Смерть на копьях сидела, утробно урча, В грязь валились враги, о пощаде крича, Победившим сдаваясь на милость. Но не все, оставаясь живыми, В доброте сохраняли сердца, Защитив свое доброе имя От заведомой лжи подлеца. Хорошо, если конь закусил удила И рука на копье поудобней легла, Хорошо, если знаешь - откуда стрела, Хуже - если по-подлому, из-за угла.

Как у вас там с мерзавцеми? Ведьмы вас не пугают шабашем? Но не правда ли, зло называется злом Даже там - в добром будущем вашем? И вовеки веков, и во все времена Трус, предатель - всегда презираем, Враг есть враг, и война все равно есть война, И темница тесна, и свобода одна - И всегда на нее уповаем. Время эти понятья не стерло, Нужно только поднять верхний пласт - И дымящейся кровью из горла Чувства вечные хлынут на. Ныне, присно, во веки веков, старина,- И цена есть цена, и вина есть вина, И всегда хорошо, если честь спасена, Если другом надежно прикрыта спина.

Чистоту, простоту мы у древних берем, Саги, сказки - из прошлого тащим,- Потому, что добро остается добром - В прошлом, будущем и настоящем! Баллада о двух погибших лебедях Вступление: Bbm Душа у ловчих без затей C F Из жил воловьих свита. Bbm Вот отирают пот со лба Gb F Виновники паденья. Баллада о детстве Am Dm Час зачатья я помню неточно. E7 Am Значит, память моя однобока. Dm Но зачат я был ночью, порочно, F E7 И явился на свет не до срока.

Am Я рождался не в муках, не в злобе, Dm E7 Девять месяцев - это не лет. Dm Am Спасибо вам святители, что плюнули да дунули, Dm Am Что вдруг мои родители зачать меня задумали, Dm Am В те времена укромные, теперь почти былинные, F E7 Когда срока огромные брели в этапы длинные.

В детстве самостоятельно научился играть на балалайке, гитаре и пианино. Профессиональную музыкальную деятельность Соловьёв-Седой начал в м году в качестве пианиста-импровизатора на ленинградском радио, в студии художественной гимнастики и в самодеятельных коллективах. В м году поступил в Ленинградский музыкальный техникум, а в м — в Ленинградскую консерваторию, которую окончил в м по классу композиции профессора Рязанова.

В послевоенные годы композитор занимал ряд ответственных должностей: Соловьёв-Седой является автором 3 балетов, музыкальных комедий, музыки к 24 драматическим спектаклям, 8 радиоспектаклям и 44 кинофильмам.

Однако наибольшую популярность композитору принесли массовые песни. Василий Павлович Соловьёв-Седой умер 2 декабря года. Похоронен в Санкт-Петербурге на Литераторских мостках Волковского кладбища.