Знакомства богатый дончанин поможет материально

Блоги Рассказово

знакомства богатый дончанин поможет материально

И сами дончане, то есть казаки, выезд в Россию сопровождали, в частности, свои лучшие, самые богатые – в прямом и переносном смысле слова – годы. .. что немецкая армия поможет нам всем избавиться от ига коммунистов, .. зрения материальных и моральных усилий, нежели их купля-продажа. знакомство широкой публики с тради- циями и обычаями каких-то материальных понятий, а из .. Сверх богатые люди всего мира, олигар- хи, владельцы В нынешней обстановке у всех дончан происходит. ЗНАКОМСТВА Он -Дончанин 57//90, познаком. со стройн. дончанкой без в/п для созд. семьи. -Дончанин 61г. без м/ж/п, ищет дончанку для жизни .

Хотя бы потому, что себя то видит в самой главной, ведущей роли в этом грандиозном сериале, во имя которого и вертится все цветное кино. Блажен, мучительно счастлив человек, которому Господь положил заявить о своей индивидуальности через какой-либо небесный дар, будь то талант художника, мыслителя или поэта.

Но если ничего подобного не случилось, не наделило проведение ярким дарованием, изыскиваются более прозаические средства для отстаивания своей исключительности, своей претензии на заглавную роль. Коричневые фуфайки, деньги, власть - это все из одного ряда, от неистребимого желания выделиться из сонма себе подобных, не затеряться в презренных массовках. Но тщетны упования, зыбка надежда. Людвиг ван Бетховен заметен как день, пара тактов из Лунной сонаты навеки решают проблему его узнаваемости.

Сонату никому не присвоить, не купить, не отнять, и ничего нельзя изменить, вот где собака зарыта, а потому фуфайку хочется все коричневее, денег все больше и власти без конца и края, до тошноты, до умопомрачения.

В сорок восьмом году все большое семейство Дмитриевых полным составом обосновалось в Красном Луче. Жили тремя дворами, на частных квартирах. Бывший танкист дядя Павел, по-холостяцки, жил с бабушкой Ульяной, то есть со своей матерью.

Это и его имели в виду, сочиняя шлягер, что "в забой отправился парень молодой". Из Ташкента, с женой и двумя дочерьми приехал дядя Саша-летчик. Летательные устремления моего дядюшки-икара почему-то родину перестали интересовать и он срочным порядком переквалифицировался в дорожно-строительные мастера.

А мой батяня не раз еще помянет "не злым, тихим словом" среднего брата, разбивая собственный автомобиль на бесконечных ухабах, по-советски закатанной трассы Ворошиловград-Красный Луч. Наша семья разрослась до шести человек. Папа, мама, бабушка Ксения, старшая сестра Любовь, младшая сестрица Людмила и. В стране лютовала послевоенная разруха, голодно и холодно жили победители. Бабушка Ульяна зорко осмотрелась кругом, оценила обстановку и велела каждой невестке купить по швейной зингеровской машине, с тем, чтобы обучить их шить на продажу всевозможные трусы, бюстгальтеры, школьные воротнички и манжетики.

Обескровленная страна испытывала нужду во. Железная бабушкина воля, ее неисчерпаемое трудолюбие взбодрили и организовали сложный семейный ансамбль. Кто-то шил, кто-то ходил на базар торговать, появились оборотные средства, и жизнь, как в исправном часовом механизме, начала приобретать предсказуемость и надежность. Не прошло много времени, и Красный Луч признал дружное семейство уральцев Дмитриевых.

Бабушка Ульяна, своей царственной поступью, с запахом здорового женского тела ходила по воскресной толкучке, встречалась с перекупщиками, снабжала людей товаром, сама запасалась мануфактурой. В то время базары буквально кишели человеческими обрубками. Десятки никому не нужных, покалеченных войной людей отирались на городских вокзалах и воскресных толкучках.

У бабушки всегда был припасен особый денежный фонд на раздаяние милостыней. Не припомню случая, чтобы она прошла мимо убогого, обделив своим состраданием. Происходило это скорее всего от собственной боли и горечи личных потерь.

Дочь свою я назвал именем этой славной бабушки, в надежде, что она проживет достойную жизнь, верную памяти своих предков, которые с надеждой взирают на нас из своего чудного далека.

По воскресеньям, после торгов, непременным образом затевались пельмени. Бабушка решала в чьем доме устраивать большой семейный обед. Пельмени лепили все вместе, в белых передниках и белых косынках, в таких же свежих, как мясо, мука и руки стряпчих. Пельменей делали много, обильно, вкусно необыкновенно и всегда с сюрпризом.

В один из пельменей заворачивали соль или пуговицу, для потехи. Застолье продолжалось долго, ели и пили не торопясь, шутили, вспоминали былое и, конечно, как все здоровые счастливые люди, мечтали о будущем.

А потом пели под баян песни. Дядя Саша виртуозно владел что гитарой, что баяном. У всех братьев были фантастические голоса. Пели до того заразительно, что у калитки собирались толпы зевак, мощно, с полной отдачей, как будто последний в жизни раз, и все больше про Байкал, про Россию, про батюшку Урал. Другая моя бабушка, по материнской линии, которую величали Ксения Афанасьевна, была прямой противоположностью к Ульяне Исааковне. Она вела внешне неприметную, но полную забот и трудов праведных жизнь.

На ней держался весь дом. Семья была большая, бабушка Ксения незаметно умудрялась всех обстирывать, окармливать, за всеми прибирать, и все строчила до глубокой ночи бесконечные трусы, воротнички, бюстгальтеры.

Хотите верьте, хотите нет, но почти за полвека совместной жизни я ни разу не видел бабушку в гневе, наверное за это Господь даровал ей долгую, покойную жизнь. Отец, на первых порах, шоферил. Был такой, испытанный на фронтовых распутьях чудо-грузовик "пятый Урал-ЗИС", с квадратным деревянным кузовом и такой же ящикоподобной кабиной. Все машины той поры вид имели угрюмый. Ездили с противным трансмиссионным подвыванием и очень неохотно.

Обыкновенно водитель стоял враскаряку перед радиатором своего упрямца и остервенело ворочал заводную рукоять. Потом внезапно заскакивал в кабину и чего-то там смыкал, понукая крепкими словами бензинового коня.

Денежный достаток мало-помалу начал сказываться на положении отца в обществе. Каким-то замысловатым образом он сделался сотрудником комбината "Краснолучуголь". Работал в отделе техснаба и был ключевой фигурой, с семиклассным своим образованием. Папе предоставили казенную квартиру рядом с комбинатом, по улице Водопроводной, ведь до этого мы жили на частной, возле базара. Это был двухэтажный, в два подъезда штукатуренный дом.

Нас поселили на первом этаже. Дом стоял на возвышенности, со двора хорошо просматривался весь Красный Луч. Внизу, под нами, располагалась действующая шахта. Мне доставляло несказанное удовольствие наблюдать по вечерам ползущие по откосу террикона стальные вагонетки, помеченные электрическими огнями. Возникало ощущение пульса трудовой страны, ибо я уже понимал, что эти медленно двигающиеся вагонетки всего лишь малая часть сложной работы, которую делают мужественные люди глубоко под землей.

И больше всего на свете хотелось стать большим, чтобы явиться к маме в шахтерской робе и обязательно с таким же черным лицом и руками, как у настоящих забойщиков, и со светящейся коногонкой во лбу. Если папа не был в командировке, обязательно приходил на обед домой.

Любил горячий борщ, с добрым куском говядины и непременно свежайшей мозговой костью. Всегда выкраивал пару минут для текущих домашних забот. Успевал починить табуретку или отладить оранжевый абажур, если на вечер намечалось лото. За большой овальный стол садились все вместе, взрослые и дети.

Играли азартно, не взирая на лица. Любимые карты, личные накрывашки, жаргон "кричащего", у каждого свои, особенные. Когда цифра семь, то обязательно "армянский нос", если одиннадцать - "барабанные палочки", двадцать два - "уточки", девяносто - "дед", потому что восемьдесят - это "баба" и так почти по любому поводу. С каким восторгом, полным торжества и надежды, объявлялось партнерам - "квартира". Это означало, что на одной карточной строке выстроился неполный ряд и судьбу кона могло решить заветное число.

Поэтому доставать из мешочка следовало очень осторожно, тщательно перемешивая и только по одному бочонку. Господи, до чего же было все это тепло и мило, как, наверное, повторяется только в раю. Незабываемо приятные хлопоты наполняли дом в предновогодние дни. На самом деле, все начиналось с осени, когда папа вырезывал из плотного листа фанеры большущую звезду, копию ордена Победы.

Приходя домой на обед, он успевал выпиливать несколько двухкопеечных дырочек, в которые позже будут вставляться электрические лампочки. Их много, по всему периметру звезды. Внутри надпись, так же из дырочек - год. Папа покрасит лампочки в нарядные цвета, перепаяет.

Соберет из разноцветных огней гирлянды, для освещения новогодней елки. И по вечерам, задолго до праздника, будет подключать в розетку всю эту замысловатую иллюминацию, заново перепаивать, перекрашивать, подбирать оптимальные сочетания. Ближе к первому января настанет и наш черед. Мама достанет из шкафа цветную бумагу, канцелярский клей и мы примемся мастерить елочные украшения. Любаша знает толк в зверушках, моя задача изготовить длинные, на весь обхват широкой елки, красивые цепи, а меньшая сестренка нарежет и соберет гирлянды из маленьких разноцветных флажков.

Знаем заранее, что в Деда Мороза облачится дядя Павел, он самый веселый и добрый, а еще он мой крестный. Догадываемся о содержании подарков, доставленных будто из заснеженного соснового леса. Но ничего не делается понарошку, все от мала до велика настроены серьезно, без лукавства. Удивительно вспомнить, как послевоенный народ наш был открыт для вкушения любых, даже самых наивных радостей. И вот наступил, в звезду оправленный, пятьдесят второй год. Год выжидательный, полный тревог. Страна нутром чуяла закатные дни великого кормчего.

Чуял и вождь настигающее в затылок дыхание старухи с косой, стремительно дряхлел, понимал всю беспомощность медицины и за это мстил врачам - жестоко, беспощадно. На дальних подступах он сделался уже не опасен, за отсутствием широкого энтузиазма, но кремлевская, обкомовская верховная сволочь переживала тревожные, душененавистные дни. Непредсказуемо мрачным появлялся в этот год Сталин, никто не мог знать, что твориться в его угасающей кухне дьявольских интриг и затей. Как распознать, чья физиономия вдруг подвернется некстати и вызовет нечаянный гнев, с неминуемо разрешенными последствиями.

Соратники, под всякими предлогами избегали встреч, сторонились хереющего на глазах гения. Все чаще сказывались больными, искали поводов для неотложных командировок, с головой накрывались видимостью нетерпящих отлагательств государственных дел, и все труднее делалось заманить кого-либо хоть на ближнюю, хоть на загородную дачу.

Он видел все, запоминал каждое предательство, каждую подлость, в надежде подобраться с силенками и в который раз продемонстрировать мерзавцам, кто в доме хозяин. Но самое тревожное - никто не боролся за власть. От вождя шарахались, как от зачумленного. Все понимали, что человек, принявший власть непосредственно из окровавленных рук товарища Сталина, обречен. Уже становилось понятным, что страна обязательно спросит, потребует ответа от верных и не очень, ленинцев.

Вопрос заключался лишь в том, спросит действительно, или сделает вид, мягко прокатится на тормозах. С другой стороны, вся околосталинская псарня изготовилась в предстоящий смертельный гон. Потому что сначала сухой щелчок арапника, за ним долгожданное "Ату его! В пятьдесят втором меня, с неполными шестью годами, отправили в школу.

К тому времени я свободно читал, писал, считал, и дожидаться исполнения необходимых семи лет не имело видимого смысла. Специально моим ранним развитием, конечно, никто не занимался. Разве только бабушка Ксения, постоянно читавшая по вечерам для детей хорошие книжки.

Georgi Watschnadse

Но училась старшая сестра Любаша, и я, между делом, подучивался вместе с ней, заглядывая в букварь через плечо. Школьная учительница жила по соседству и, что называется, не чаяла во мне души.

Под влиянием ее активных уговоров родители согласились отвести меня в первый класс. Однако возраст был мал, школа отапливалась печью, из рук вон плохо, и я в зиму крепко захворал, застудил уши. Папа прекратил эксперимент с вундеркиндом до следующего года. Наша семья в году. То ли пятьдесят третий пришел, чтобы окочурился Сталин. То ли вождь дал дуба, чтобы грянул пятьдесят третий. Но он наступил, мартом припечатал страну к роковому пределу. Голос Левитана, в черных репродукторных тарелках, предвещал конец света.

Ощущение всеобщего горя грозило разрастись до масштабов вселенской катастрофы. Папа явился на обед очень сосредоточенным, снял со стены картонный портрет генералиссимуса и стал наводить под линейку цветными карандашами красно-черную рамочку. Несколько раз подправлял печальную живопись, никак не находил ни себе, ни портрету подходящего места, все метался с ним по квартире, примеряясь к наиболее значительным ракурсам. У меня такое впечатление, что он горевал неподдельно.

Как, почему, после всех своих мытарств и лишений, до сих пор не возьму в толк? Но пришла бабушка Ульяна и спокойно сказала: С мамой чуть было не приключился удар. Бабушка ненавидела советскую власть, со всеми ее вождями, большими и малыми, такой душераздирающей злобой, что для внешнего проявления уже не оставалось никаких сил. Ненавидела молча, непоколебимо, насмерть, как статуя Свободы.

Можно только догадываться, сколько горя, какую боль и обиду пронесла через жизнь моя незабвенная бабушка, если даже смерть главаря не принесла облегчения. Обида проистекала не только от ужаса страданий и невосполнимости потерь, но, прежде всего, от вопиющей несправедливости, от абсолютной несоразмерности невообразимо диких обвинений и наказаний. Дело было ранней весной.

Возле комбината кучковались серыми призраками потерявшиеся соотечественники. По всему видно было, что произошло нечто непоправимое и вот-вот отверзнутся хляби небесные. Никто не знал, как следует вести себя перед концом света, что можно и нужно делать с этим несчастьем, ведь и не делать ничего смерти подобно. Многие боялись идти домой, чтобы там в одиночку не сотворить чего непотребного.

И не было никакой надежды и помощи ждать неоткуда. Полнейшая растерянность парализовала, накрыла оцепеневшую страну. Обыкновенно, мы лукаво персонифицируем историю, особенно в части ее кровавых, постыдных страниц. Народ ведь не располагает коллективным мужеством, позволяющим во всеуслышание заявить: Подобного мужества недостает, поэтому возникает потребность назначить подходящего козла отпущения, то бишь тирана, который за все в ответе.

Удобно чрезвычайно, без лишних вопросов и ненужных затей по разборке полетов. А никто не стрелял. Кто издевался, допрашивал, грабил? А никто никого не допрашивал. Сталин - козырь неубиенный, джокер на все времена. Мы ведь народ подневольный - серенький, маленький.

Положим и хищненький, положим - зубатенький, но нас не видать, не слыхать и не сметь ворошить потаенного. Образ Сталина-тирана более всего устраивает затихарившихся палачей, у которых руки по уши в крови. Всякие разглагольствования о культе, о порочной идеологии - чушь собачья. Конкретные убийства совершали не во имя великих идей, и почти никогда - по личной указке товарища Сталина.

Мудрый Коба просто не мешал другим заниматься самовыражением. Несказанное наслаждение испытывает безбожный человек от насилия над себе подобным, пуще того, когда становится причиной чужих страданий. Попранный стыд, вот настоящий мотив любых преступлений. Совесть, мораль - это все от Бога. Это непереносимое для животного человеческого естества насилие свыше, всегда подспудно манит освобождением. И потом, какое дело мне лично до товарища Сталина, если я точно знаю кто донес на моих.

Бог шельму метит, нехорошее занятие злорадство, но сын этих мерзавцев пришел с фронта слепым. А ведь были и те, кто арестовывал, кто-то допрашивал бабушку с дедушкой, да с какой фантазией, с каким пристрастием.

Не простое это дело - раздуть скромную персону деревенского кузнеца до масштабов врага народа, обслуживающего агрессивные вражеские разведки.

А кто-то еще и собственноручно стрелял в моего беззащитного деда. Причем знал наверняка, что перед ним никакой не буржуй, не белогвардеец, не шпион, не диверсант, а обыкновенный сельский мужик, так и не верящий до последнего дыхания, что все эти дикие обвинения предъявляются всерьез и последствия возымеют самые грозные. Не могу без возмущения наблюдать демагогию нынешних властей относительно фигурантов тех жутких событий.

Что толку посыпать голову пеплом над памятью усопших. Истинное покаяние состоит не в том, чтобы вспоминать миллионы безвинно погибших. Гораздо важнее для здоровья общества поименно перечислить всех надзирателей, палачей, стукачей, чьими стараниями совершались людоедские злодеяния.

Чтобы жег позор до седьмого колена. И не надо рассказывать, что дети не отвечают за своих родителей. Отвечают, да еще и как, только вот все больше с нашей стороны. Могу привести длиннющий список престижных учебных и служебных заведений, не самых элитарных, дорога в которые нам была заказана по факту самого рождения и где неплохо устраивались и благополучно пребывают поныне отпрыски палачей, без устали тыкающие в усатую морду расшалившегося семинариста.

Если дети имеют моральное право наследовать материальное достояние своих родителей, то они просто обязаны наследовать ответственность за совершенные преступления своих распоясавшихся предков. Конечно, для этого нужна порядочная власть, которой стыдно будет кривляться, стыдно лицемерить и манипулировать общественным сознанием.

Правда и ничего кроме правды, вот единственно возможная мера вещей, все остальное - от лукавого. Как заметил один наш умнейший писатель: Хотя подозреваю, что на предмет слушанья правды, могут быть и иные мнения. Во дни моей младости был в большой чести забавный такой суперидеологический групповой портрет, с четырьмя смотрящими вдаль священными идолами, от Карла Маркса до Сталина. Гривы, лысины, усы, бороды - все в ряд, единым порывом устремлены в светлое будущее.

Эту портретную галерею свободно можно разворачивать, как тульскую гармонь. В любую сторону, хотите от Карла Маркса? Желаете в другую сторону, будьте уверены: Иосиф Джугашвили оказался, пока конечно, в этом ряду крайним. Ему и шишки. Но дайте срок, хамская, сумасбродная идея осчастливить всех скопом, по точно выверенному плану, непременно возобладает, да с такой еще яростью, что дух перехватит.

А все от того, что у нормального человека может быть в жизни только одна серьезная задача - это спасение собственной души, то есть приведение ее к состоянию бессмертия. К тому единственно прекрасному и блаженному состоянию, которое дарует ощущение счастья горнего. Как только человек начинает заниматься устроением чьего либо счастья, а то и вовсе организацией счастья всего человечества, он неминуемо оказывается в сетях дьявола.

Дьявольщина - это порождение порочного общественного сознания. Ветхий наш человек Адам благополучно пребывал в раю, доколе оставался. В Библии до обидного скупо написано - Ева ли виновата в том, что поддалась искушению змия, Бог ли сыграл нехорошую шутку, насадив в эдемском саду запретное древо и был ли то всамделишний рай, когда в нем существовали запреты? Складывается впечатление, что бедолага Адам, что называется, связался на свою голову.

Иногда на свет Божий появляются люди, наделенные исключительными дарованиями. Из них вырастают выдающиеся мыслители, музыканты, поэты. Яркий композиторский талант позволяет художнику улавливать и воспроизводить неведанную музыкальную ткань. Неизвестно, существовала ли шестая симфония Чайковского в сокровенных глубинах Вселенной задолго до того, как Петр Ильич извлек и озвучил.

Подобно тому, как закон Архимеда всегда существовал в природе вещей. Или шестая симфония является выражением собственной фантазии художника, продуктом его творческого самовыражения. Но в любом случае, носитель такого удивительного таланта абсолютно богоподобен, потому что реально участвует в сотворении мира, являя на белый свет нечто доселе неслыханное, незнанное. Когда мы читаем, что Человек сотворен по образу и подобию Божию, надо хорошо разуметь - это говорится об избранниках Божиих, способных сделаться причастными к трудам на поприще сотворения мира.

Кстати сказать, в первоисточниках первый стих книги Бытие, по смысловой нагрузке, принципиально отличается от современных текстов. В начале Бог сотворил небо и землю. Между тем на древнееврейском сообщали много мудрее: Понятие сотворяет имеет непреходящее значение, оно четко указывает, что процесс сотворения мира никогда не прекращается, это постоянно действующий, живой божественный акт. Люди, принимающие участие в таинстве преобразования мироздания, действительно отмечены знаками образа и подобия Божия, ибо и они, вместе с Отцом своим небесным, постоянно сотворяют.

Иногда рождаются люди, наделенные исключительным даром ощущать потаенную суть мироздания, его богоодухотворенность. Из таких людей вырастают великие пророки, святители, праведники, Божии угодники. Они сияют в веках призывом к благочестию, для людей томящихся горением вышнего духа и стоят живым укором для тех, кто не способен улавливать Божественную гармонию мироздания.

Виноват ли человек в том, что не воспринимает музыку Баха, плохо рисует, не пишет стихов, не испытывает религиозных восторгов? Нет, наверное, не виноват. Почему так бывает не знает никто, и это все тайны проведения Божия. Осталось совсем немного времени, когда все наши великие предшественники будут вызваны из небытия, это они станут судить мир сей.

И тогда обнаружится ошибка фараонов, которые легкомысленно рассчитывали с помощью сохранения плоти и с использованием труда сотен тысяч подневольных людей, обрести желанное бессмертие. Залог вечности, счастье спасения несомненно даны человеку, но они вовсе не в плотском обличии, они в делах, в результатах прожитых наших дней. Большим заблуждением является упование и моих современников, будто развивающиеся биотехнологии в скором времени научатся воссоздавать ушедшие персонажи по их бренным останкам.

Подлинный генетический код человека не имеет никакого отношения к говядине. Одухотворенный Пушкинский стих, палитра Ван Гога, пируэт Улановой - вот настоящий живой ключ к воссозданию бессмертных людей и они обязательно явятся еще раз в этом мире, во всем своем могуществе и великолепии.

Вспомните заветное игольчатое ушко, о котором проповедовал Иисус, и в которое с черного хода пытаются продраться толпы никчемных людей. Никому не удастся протащить сквозь волшебное ушко свое сытое брюхо. Только слава подвижников духа беспрепятственно минует заветный рубеж и сделается энергией телесного воплощения ее носителей.

Все талантливые люди ведут сосредоточенную, с большим внутренним содержанием жизнь. Действительный дар Божий требует огромных усилий по его обслуживанию, когда практически не остается ни времени, ни сил для каких-то побочных интересов.

Но иногда откуда-то выпадают на наши головы беспокойные ребята, которым вдруг начинает казаться, что они пришли в этот мир, чтобы улучшить его, на предмет справедливости. Правильно устроить течение рек, течение жизней, наполнить их разумным содержанием, в соответствии с некоторым очень мудрым учением.

На таких людей не бывает в обществе спроса, их никто не ищет, не ждет, не заказывает, они размножаются самосевом, как чертополох, и важно величают себя государственными или политическими деятелями. Трудно установить, в чем состоит положительная исключительность таких людей, в чем неповторимость их дарования: Содержание и обслуживание важных государственных персон обходится обществу очень дорого, но куда как дороже вылетают результаты их неугомонной деятельности, плоды разгоряченной фантазии.

Человечество в целом не делается со временем лучше или хуже. Люди были всегда такими как есть, какими их сотворил Господь, поэтому живут и действуют по законам, отвечающим их натуральной природе. Из этого, прежде всего, следует, что цивилизация, не смотря ни на какие сумасбродства бесконечных вождей, реформаторов и прочих государственных деятелей упрямо продвигается к месту своего назначения. Хорошо, когда выдающийся общественный муж в меру придурковат и не очень настойчив, тогда дело обходится кукурузой, иконостасом из подметных наград, перестройкой.

знакомства богатый дончанин поможет материально

А когда возникают личности масштабов Гитлера или Сталина, с огромным умом, амбициями, волей да еще темпераментом каких-нибудь кавказских кондиций, тогда держись, ну просто хоть святых заноси, тогда неминуема перековка людей, со всеми тяжкими, ведь дело это горячее.

Такие экземпляры опасны своей последовательностью, они знают, что не изменив, не переиначив природу людей, ничего в этом мире изменить невозможно.

Но ведь не то, чтобы переделать, а и волосы на голове все сочтены, так утверждает святое Писание. Есть в биографии товарища Сталина общеизвестная, но по настоящему недооцененная, непрочитанная страничка.

Я имею в виду годы его семинарской учебы. Это только простакам чудится, что между священниками и большевиками нет ничего общего, будто они огонь и вода. На самом деле, между ними существует железная связь, прочная, принципиальная. Священники, так же как и большевики, знают ответы на все вопросы.

У этих людей не бывает сомнений, им известно все, по любому поводу, на любой случай жизни. Не стоит заблуждаться, будто священниками становятся симпатичные парни, которые сильно, до невтерпежки, поверили в Бога.

Батюшками, как правило, становятся интересные ребята, которые умеют картинно изображать веру в Иисуса. Ничего удивительного, бывают люди, которые любуясь собой, умеют достоверно изображать страуса, пингвина и даже "ципленка табака".

Я никогда не понимал, для чего человеку, верящему в Бога, кликушествовать об этом на весь белый свет. Настоящая вера - это настолько сокровенное сердечное переживание, что публичное высказывание о нем только подтверждает пророческое предостережение: Вообще в жизни людей бывает много чего, что предполагает интимность.

Например, если человек начинает профессионально, то бишь публично заниматься любовью, то это занятие приобретает несколько иное название.

Донецкая мафия. Антология

Не случайно дома, в которых рекомендовано открыто заниматься любовью, называются публичными. Невозможно профессионально любить родную мать, свою родину. Невозможно представить, чтобы выражение этих благородных чувств сделалось ежедневным публичным вашим занятием, конечно, если судьбина не вознесла вас в секретари обкома комсомола.

Уверен, что и вера, любовь к Богу, это настолько интимные категории, что при переходе в профессиональную деятельность они должны называться все-таки немного. Все большевики прекрасные теоретики, они точно знают, что такое справедливость, как хорошо, если всем поровну, чудесно, когда у всех все одинаково.

Вот только собственную квартиру подавай на Кутузовском, в крайнем случае на Липках, пожрать со спецраспределителя, отдохнуть в отдельном санатории, в отдельной баньке, на кладбище и то - по отдельной программке.

Для того, чтобы перекинуться от священника к коммунисту, не требуется больших усилий, достаточно только чуть-чуть, самую малость подправить на перископе резкость, и ты узришь, зачаруешься дивной картинкой буколического счастья. Универсального, всеобъемлющего, всеобщего счастья, в теоретическом воплощении сегодня и в практическом решении совсем скоро, в недалеком светлом будущем.

При этом всегда хочется масштабов, большого поля деятельности. В полном соответствии с шариковским правилом: Разве завернешь в какой-нибудь Грузии настоящий голодомор, с хорошим результативным выхлопом, где народу всего миллионишко, так, паршивенький голодоморчик.

Ты подавай Поволжье, ты предоставь украинский чернозем, вот тогда пригубишь, отведаешь семинарской заквасочки. Страна устала от Сталина, это было ясно по тому, как скоро забыла о. Буквально на следующий день после грандиозного прощания закипела новая жизнь. Уход отца народов удивительно органично совпал с пробуждением природы. Не припомню другой такой дружной, оглушительно животворной весны на Донбасе.

Солнце куражилось, все ликовало кругом. Люди, птицы, любая живая истота неожиданно обнаружили на себе Божие попечение. Ведь до этого даже мухам казалось, что они пребывают в послушании у кремлевского горца. Но не только восторг, ведь и явная растерянность царила в стране. Одним чуялось время надежд, другими овладело беспокойство возможных разоблачений. А ну как возьмутся ворошить: А то вдруг примутся пуще прежнего стучать, стрелять и подличать.

Поди разберись в одночасье. Ясно, что кругом одна сволочь недобитая, после такого небывалого светопреставления почти все - потенциальные враги народа, только знать бы, кто в первую, кто во вторую голову.

Как всегда случается в мутном безвременье, на высоких подмостках закружилась мышиная возня. Стали выдвигаться скороспелые вожди-однодневки - булганины, маленковы. Шелкоперы, им еще невдомек, что суетливым нищим мало подают. Или, как говаривала одна шикарная дама, проводя инструктаж перед вечерним выходом своих девочек - главное, не суетитесь под клиентом.

Потому что уже затаился, приготовился к решающему выходу настоящий маэстро. Лысый, пучеглазый, как сатана из мельничного омута, такой же вертлявый и вездесущий. Но это там, в столице. А на местах новые веяния были заметны по всякого рода административным перетасовкам. Так, наш краснолучский угольный комбинат для чего-то переименовали в "Ленинуголь", как будто Ильич был самым шустрым шахтерским проходчиком, и переместили в областной центр, по тем временам, дай бог памяти, наверное, в Ворошиловград.

Потому что вскоре будет несколько раз то Луганск, то Ворошиловград. В зависимости от того, сукой был Климентий Ефремович, или доблестным красным конником.

В действительности он был и тем и другим, нераздельно, единовременно, в полном соответствии с кремлевским уставом для торжественного стояния на мавзолейном подиуме. В первую очередь на новое место жительства перебирался комбинатовский канцелярский арсенал. Рабочие вытаскивали и укладывали на грузовики двухтумбовые столы, шкафы, телефоны, гроссбухи и прочую служебную утварь.

Доверху заставленные машины запускали двигатели и мчались по шоссейной дороге в волнующую меня даль. Я все время старательно пытался вообразить большой, по рассказам отца, город и красивый, многоэтажный наш будущий дом.

Не все, конечно, сотрудники комбината были переведены в областной центр, да еще с предоставлением казенной квартиры. Папа изловчился дать кому следует в лапу, и Родина выделила ему прекрасную новую квартиру на Красной площади, в лучшей части города. Я полагаю, уверен, отец мой был очень полезным, по настоящему ценным работником. Его отличала необыкновенная организованность, он никогда ничего не делал на авось.

Сомневаюсь, чтобы какой-нибудь англичанин или немец мог бы соперничать с моим папой в аккуратности, трудолюбии, обязательности, именно по этому я верю в мой народ, в его достойное, обязательно доблестное будущее. У папы не было высшего образования, к тому же он не был коммунистом, и даже в этой, по советским меркам абсолютно безнадежной ситуации, он умудрился продвинуться по служебной лестнице до весьма солидных чинов, до уровня руководителя областного масштаба.

Прекрасно помню уговоры приятелей- сослуживцев, на предмет плюнуть на все и положить в нагрудный карман заветный партийный билет, мандат - открывающий перспективу дальнейшего роста. Но для моего отца плюнуть на все означало, прежде всего, плюнуть на себя самого, а это было недопустимо ни при каких обстоятельствах.

Вот так и оказался я в мае пятьдесят третьего в роскошной, четырехкомнатной квартире на пятом этаже архитектурного сталинского дива.

Стена | ВКонтакте

После краснолучских шахтерских пристанищ в новых апартаментах возникало ощущение стадиона. Недосягаемых высот потолки, гостиная в тридцать квадратных метров, огромная прихожая, необъятная кухня, удобства, кладовые, все для житейского благополучия, в самом лучшем виде было скомпоновано в нашем новоявленном царстве.

О чем говорить, если даже люстры, самые настоящие, бронзовые с хрусталем, были предусмотрительно развешены и подключены строителями в каждой жилой комнате. Балконами, окнами квартира выходила на обе стороны украшенного карнизами и лепными консолями здания.

На первых порах мы были просто не в состоянии заполнить квартиру. В одной из комнат, с выходом на балкон, устраивали на зиму хранилище зимних яблок, капусты и картофеля. Хотя, конечно, во дворе имелся капитальный коллективный погреб для бочек с солениями и бутылей с томатным морсом. Для меня является вершиной русского литературного слога то место у Юрия Михайловича Лермонтова, где он описывает жилище Печорина и панораму Пятигорска.

На запад пятиглавый Бешту, синеет, как последняя туча рассеянной бури; на север подымается Машук, как мохнатая персидская шапка, и закрывает всю эту часть небосклона; на восток смотреть веселее Открывавшаяся из наших окон панорама на фасадную сторону оказалась не столь живописной.

Очень смущали взор заборы из многорядной колючей проволоки, сторожевые псы и вышки с автоматчиками под прожекторами. Прямо через дорогу, напротив нашего дома, ощетинилась колючкой лагерная зона, на которой жили и возводили Дом техники заключенные.

Пронзительно удручающей проступала картина в ночи, когда по всему периметру зоны включали осветительную иллюминацию. Сырость, бесконечные ряды электропроводов, взрыхленная земля, шарящие лучи прожекторов и нескончаемый собачий лай.

Сам вид лагеря, люди в серых бушлатах, вперебежку снующие между кучами делового материала и строительного мусора, постоянно напоминали жителям дома, что дорога в тюрьму никому не заказана. Что расстояние от их зыбкого благополучия до лагерного беспредела, как говорится, в два плевка, в прямом и переносном смысле.

Все граждане страны, в то беспокойное время, пребывали в некотором промежуточном состоянии между волей и тюрьмой. Ни один человек, ложась на ночь в свою теплую постель, не мог быть уверен, что досматривать сновидения ему не придется на казенных нарах, даже пусть он трижды энкеведешник, супер Павлик Морозов, экстра-стукач.

Потому, что сначала сажали тех, на кого стучали, потом тех, кто стучал, потом стучавших на стучащих и так по кругу без конца и края. Есть одна характерная черта, особая примета сталинской эпохи. Когда в затравленной стране десятки миллионов людей томятся за решеткой, вовсе не означает, что оставшиеся на свободе счастливцы наблюдают эту экзотику со стороны.

На самом деле оказывается, что сидим дружной компанией, все. Общество функционирует как система сообщающихся сосудов. Лагеря, пропустившие через свое ненасытное чрево массу униженных и поруганных людей, вываливали на просторы Родины несметное количество бывших зэков, носителей тюремной "культуры", тюремной же "этики". Был преступлен некий критический рубеж, за которым общество оказалось не в состоянии переваривать весь этот гулаговский продукт и само начало неуклонно сползать в джунгли лагерного этноса.

В следствие чего вся большущая страна советов превратилась в грандиозный кичман.

знакомства богатый дончанин поможет материально

Не случайно любимой песней вождя оказалась уголовщина из лирики Утесова: Первое, что я увидел, выйдя на балкон внутреннего двора нашего великолепного дома, оказалась стайка подростков, отчаянно бившихся у шлакоблочного забора.

Они играли на деньги в "пристенок". Наверное, кто-то сжульничал, а может обидно проиграл, и в ход пустили самые убедительные аргументы. Дрались раньше много и часто, по всякому поводу. Дрались большие и малые, с энтузиазмом, до кровищи, не вызывая живого интереса у случайных прохожих. Игры на деньги, в начале пятидесятых, приобрели настолько массовый характер, что вся денежная мелочь, бывшая в обращении, настолько оказалась изуродованной, что определять достоинство монет приходилось только по цвету и наружному их диаметру.

Чаще всего денежные игры имели "битьевое" происхождение. Обыкновенно приходилось что-то швырять или ударять в стенку, монету ли, специальный биток, а потом приниматься вышибать стоящую на кону мелочь, колотить по ней, пока она не опрокинется с "орла" на "решку".

Находились ловкачи, умудрявшиеся с одного битка опрокидывать целую стопку монет. Металлические деньги пасовали перед игровым азартом, они плющились, корежились, теряли привлекательный вид. Стуканьем мелочи занималась по преимуществу голоштанная дворовая шпана, серьезные парни тоже играли на деньги, но делали это с толком, с достоинством. Если играли монетами, ставили заклады под "орла" или "решку".

Здесь надо было держать ухо востро. В ход пускали особым образом заготовленные фортели. Брали две одинакового достоинства монеты, спиливали идентичные стороны и потом прочно склеивали.

В результате получалась интересная денежка с двухсторонним "орлом" или двухсторонней "решкой". Шулера запускали в дело такие штучки в самый ответственный момент, когда игра выходила на заключительные ставки. Хорошей известностью славилась игра в "чик или лишку". Это когда зажимается в ладони горстка мелочи и желающему предлагается отгадать, делится ли оказавшаяся сумма на двое, тогда будет "чик", если нет - будет "лишка".

Но опять таки, в самый ответственный момент могла возникнуть волшебная копеечка, привязанная через рукав на тонкой леске. Она то и могла решить исход всей игры. По настоящему солидные люди играли в "шмен". Более того, свободная конкуренция с точки зрения макроэкономики по определению затратна.

Плохо знают историю и теорию нынешние чубайсы, люлюкаевые и прочие орешкины! Попробуем из страничной монографии извлечь несколько примечательных для нашей темы моментов курсив означает прямые цитаты.

По высоте потребления водки в 1-й половине х годов XIX века Россия занимала середину между главными государствами Западной Европы и Сев. Так что и тогда никакой пьяной в целом России не существовало — всё гораздо сложнее. Во всяком случае, и Германия, и Швейцария, и Франция, и некоторые другие страны были в этом вопросе покруче Российской империи.

Правда, не надо забывать при этом о структуре потребляемых продуктов: В этой связи не откажем себе в удовольствии привести высказывание замечательного русского историка Н. Борис Годунов повсеместно начал открывать кабаки — сделал из водки важную статью дохода. Потребление спиртных напитков тем ниже, чем интенсивнее земледельческий характер хозяйства.

И тут же точнейшее наблюдение: Напомним читателю, что цитируемое исследование проводилось в самом начале го столетия, когда призрак коммунизма и его теория являлись во многом маргинальной отраслью общественного сознания.

Назовём вслед Дмитриеву специфические черты сугубо русской жизни. Влиянием свадеб в значительной степени объясняется явление увеличения или по крайней мере отсутствия заметного сокращения потребления водки в районах, сильно пострадавших от недорода. Свадебное угощение, стоящее 70 рублей данные года — для сведения: К этому надо прибавить, что водка выставляется согласно требованиям обычая не только во время самой свадьбы, но и в различные другие моменты, связанные с ней: А вот замечание, абсолютно приложимое и к нашему времени: Выдержка, приведённая далее, характеризует положение, как бы сейчас назвали, с коррупционной составляющей алкогольных продаж; хотя описываемый период времени на полтора десятка лет отстаёт от центральной точки нашего повествования, но почитайте — так ли уж всё кардинально изменилось даже за полтораста лет!

Прыжов приводит конкретные цифры. Губернатору при откупах уплачивались 3 р. Правда, ныне нет таких должностей, за исключением губернатора, но чиновники никуда не делись! На примере новейшего времени влияние казённой продажи мы видим, что увеличение алкогольной смертности острых отравлений возможно даже наряду с сокращением душевого потребления алкоголя, раз только возрастает количество высокоградусного спирта, попадающего в народное обращение.

Обратите внимание на следующий тезис из книги Дмитриева, наглядно отражающий степень профессионализма сегодняшних региональных властей. Мы должны признать, что при всём желании мы не можем, не насилуя фактов, привести ни одного положительного доказательства в пользу непосредственной зависимости между ценой алкоголя и спросом на него со стороны потребителей.

И вообще, ограничительные правила, если оказывают влияние на динамику потребления алкоголя, то в самой скромной доле.

Как на этом доказательном фоне выглядит запрет в сегодняшней Тамбовщине продажи алкоголя в некоторые праздничные дни? В дополнение к сказанному: На основании непосредственного сопоставления данных о движении душевого потребления спиртных напитков и о колебаниях урожаев, можно сделать вывод, что выдающиеся урожаи и выдающиеся недороды оказывают на динамику душевого потребления спиртных напитков совершенно одинаковое влияние.

Процесс сокращения потребления спиртных напитков в конце XIX столетия в России шёл своим неизменным ходом независимо от колебаний урожаев. Тщательное рассмотрение динамики душевого потребления спиртных напитков за тот же период приводит нас к выводу, что общераспространённое положение о тесной зависимости между высотой душевого потребления данного года и высотой урожая того же, или — по иным версиям — предыдущего года является чистейшей petition principia.

Ни колебания урожаев, ни последовательные повышения акцизных ставок не отразились сколько-нибудь заметным образом на движении душевого потребления спиртных напитков.

И рядом талантливейшая догадка. Правильность колебаний и продолжительность периода колебаний невольно заставляют остановиться на мысли, что в основе движения душевого потребления лежит повторяющаяся смена периодов депрессии и оживления, характерная для циклического хода капиталистической промышленности. Сформулированные Марксом законы капиталистического развития с их неизменными кризисами и оживлениями, оказывается, не являются тайной за семью печатями для глубоко разбирающегося в экономике исследователя начала XX века.

Поэтому вполне справедлив был следующий вопрос Дмитриева: Этими крайними группами являются: Как всё в жизни интересно закручено. Общинное крестьянское землевладение, кроме всего прочего, приучало, заставляло, принуждало члена общины ограничивать себя в употреблении спиртного.

Но стоит в эту среду проникнуть товарно-денежным отношениям, как и крепкие спиртные напитки не остаются к данному изменению безучастными. Теперь взгляд на пролетариат с точки зрения потребления им алкоголя данные перелома веков. Расходуя в среднем на стол за исключением чая и сахара - к этим продуктам мы ещё вернёмсявсего около 40 рублей в год, они расходуют на водку до 70 рублей.

Для рабочего вполне возможно и дальнейшее повышение расхода на алкоголь за счёт уменьшения расхода на чай и сахар, да и остальная часть бюджета рабочего почти поглощаемая расходом на одежду является, в отличие от основной части крестьянского бюджета состоящего из расходов на предметы первой необходимости в прямом смысле словавесьма эластичной и допускает ещё дальнейшее повышение расхода на алкоголь. Тут и про женщин сказаны очень точные слова.

Освобождаясь от домашней опеки и получая возможность по личному усмотрению распоряжаться выработанными деньгами, - крестьянская женщина далеко не всегда проявляет достаточную воздержанность. Далее ещё более жёсткая оценка. Злоупотребления алкоголем, наблюдавшиеся среди крестьянских женщин, выброшенных нуждой из привычных деревенских условий на городскую мостовую или в сутолоку крупных центров найма на полевые работы, где не диво растеряться и опытному человеку, - являются отнюдь не случайными фактами, а неизбежным следствием векового рабства женщин.

Каким же образом должно отражаться вырождение населения на отношении этого населения к спиртным напиткам? Мы знаем, что вырождающиеся семьи дают обычно значительный процент алкоголиков, то есть лиц, имеющих болезненное влечение к алкоголю. Такие лица, раз дорвавшись до алкоголя, не могут по собственной воле оторваться от него, пока не напьются до полной потери сознания. Поэтому на первых порах повреждение нервно-психического здоровья населения под влиянием вырождения при том спорадическом способе потребления алкоголя, который господствует среди масс трудового крестьянства изредка, но многодолжно выразиться некоторым повышением общего потребления, но уже в следующем поколении, по мере того, как вырождение принимает характер наследственного зла, на первый план выступает другой момент: Вырождающаяся от водки часть нации приводит к парадоксальному снижению потребления алкоголя!

Иная сторона того же явления, если изменится способ потребления, обратившись из спорадического приуроченного лишь к определённым моментам и случаям жизни в привычно-регулярное.

Тут цель потребления — не забыться, а дать нервам привычное возбуждение, без которого организм чувствует себя ненормально при вышерассмотренном способе потребления о привычном возбуждении не может быть речи уже вследствие больших промежутков, обычно разделяющих моменты потребления, или, точнее, злоупотребления спиртными напитками. Между тем никто не испытывает такой потребности в постоянном искусственном возбуждении нервной системы, как именно дегенераты, неврастеники с неустойчивым настроением и поэтому никто легче их не втягивается в привычное потребление спиртных напитков.

Иногда кажется, что такие дельные и точные оценки потребителей алкоголя в чём-то основаны на личном, не только теоретическом и статистическом, знании нашего исследователя. А причём тут чай и сахар, которым наш экономист-виртуоз посвятил немало страниц этого своего труда? Но вы вдумайтесь в следующие строки. Каждый момент, усиливающий приток населения из деревень в городские и фабрично-заводские центры, отражается на цифрах среднедушевого потребления чая и сахара решительным подъёмом.

Если забежать на пару десятилетий вперёд, то, согласно предельно точным по тем временам расчётам Дмитриева, на динамике душевого потребления чая резко отразилось стимулирующее влияние неурожая годов: Оживление промышленности во вторую половину х годов в общем отразилось и на потреблении чая значительным подъёмом.

Насколько мы могли восстановить картину изменений душевого потребления чая и сахара за рассматриваемый период, картина эта вполне оправдывает те наши априорные соображения, из которых мы исходили выше при объяснении загадочного с первого взгляда стимулирующего влияния на потребление алкоголя и других предметов непервой необходимости, выдающихся по своей интенсивности и экстенсивности неурожаев, действовавших на уже расшатанную предыдущим сельскохозяйственным кризисом деревню.

Рост потребления сахара и чая равно как и приостановка падения душевого потребления алкоголя в годах, который никак не может быть объяснён повышением в эти годы народного благосостояния или хотя бы приостановкой падения этого благосостояниябыл следствием именно массового перехода крестьян-земледельцев в ряды индустриально-городского пролетариата. И, наконец, самый громкий аккорд этого исследования. После такой чеканной формулировки обычно говорят: Но мы возьмём на себя смелость и всё же попытаемся её дополнить.

Дело в том, чем нынешняя деревня и её нерадужные, прямо скажем, перспективы существенно отличаются от тех, которые исследовал на предмет алкоголя Дмитриев. Обратимся к свидетельству ещё одного замечательного человека, известного неизмеримо более, чем В.

И хотя его выводы основаны на наблюдениях за российской действительностью на расстоянии немногим менее двух десятков лет от того времени, когда произойдёт событие, которому, собственно, посвящены данные заметки, никаких кардинально быстрых перемен в ту эпоху не совершалось, по крайней мере, в нашем вопросе за исключением, пожалуй, замены откупов акцизами.

Новое действующее лицо — действительное выдающееся. Зовут его Николай Семёнович Лесков. Может, не все вот так сразу навскидку вспомнят его потрясающую по искусности и тематике прозу. Мы обратимся к самому раннему периоду его журналистской деятельности, как он сам говорил, первым пробам пера. Именно в году им написаны и тогда же напечатаны в периодических столичных изданиях статьи: Пензяки, естественно, и тогда граничили с Тамбовщиной и не очень-то отличались от наших земляков по условиям жизни и менталитету, посему многие факты и аналитика, приведённые Лесковым, вполне приложимы и к винокурению Тамбовской губернии, то бишь к основной теме этих заметок.

Познакомимся с некоторыми лесковскими мнениями подробнее курсивом вновь обозначим прямые цитаты. Главный мотив, который подчёркивается автором, звучит уже в эпиграфе к Очеркам: Обращаясь к винокурению великороссийских губерний, мы должны заметить, что оно пользуется особыми преимуществами, дарованными ему нашим правительством. Винокурение предоставлено правительством только известному сословию помещиков-землевладельцев, свободно от всяких налогов и пользуется кредитом от казны. Недовольство таким порядком со стороны автора статьи понятно; тем более, он считает, что не было нужды делать винокурение привилегией одного сословия, большей частью не владеющего денежными капиталами, необходимыми для такого производства.